12 вещей, которые вам стоит знать о Холотропном Дыхании™

12 вещей, которые вам стоит знать о Холотропном Дыхании™

Автор: Мартин Боросон с Джин Феррелл, Нинке Мербис и Дарой Уайт
Перевод: «Мастерская холотропного дыхания»

Вступление

Многие знают доктора Станислава Грофа как ведущего исследователя в клиническом использовании ЛСД в психотерапии. Другие знают его как основателя (вместе с Абрахамом Маслоу) такого направления психологической науки, как трансперсональная психология. По мнению Кена Уилбера, Гроф – «возможно, величайший психолог в мире из ныне живущих». Многие также слышали о методе, разработанном им вместе с его женой, Кристиной Гроф, который называется холотропным дыханием (Holotropic Breathwork™).

У холотропного дыхания была сложная история в Ирландии; у процесса были разновидности под разнообразными названиями, а иногда, по моему мнению, и с ограниченным пониманием самого метода. Термин «холотропное дыхание» – это торговая марка, и только те, кто учился на обучающей программе «Трансперсональный тренинг Грофа» (Grof Transpersonal Training) и сертифицировался, наделены правом его применять. Но в Ирландии я слышал термины «холотропная терапия», «терапия Грофа» и даже «Гроффинг», и мне не ясно, чем они были на самом деле. Это вызвало широко распространенное заблуждение о реальном методе, о том, что представляет собой эффективная практика и когда она рекомендуется. Однако даже без этой сложной истории, столь тонкий и яркий метод, как холотропное дыхание, обречен на неверное понимание. В этой статье я стремлюсь развеять некоторые наиболее распространенные заблуждения о холотропном дыхании и помочь практикам ХД, клиентам и тем терапевтам, которые хотели бы направить своих клиентов на воркшоп по холотропному дыханию, определить, что же такое «наилучшая практика».

Холотропное дыхание опирается на процесс, проходящий в поддерживающей обстановке, в котором глубокое, учащенное дыхание используется в качестве катализатора для переживания необычных состояний сознания (НСС). Считается, что эти состояния сознания по своей сути являются целительными и эволюционными, вынося на поверхность любые проблемы, требующие решения, и помощь клиенту в их творческом разрешении. Холотропную дыхательную технику назвали «медитацией промышленной силы».

На семинарах по холотропному дыханию клиенты работают в парах, один в роли «дышащего», другой в роли «ситтера». Дышащий лежит на матрасе, в то время как ситтер обеспечивает его физическую безопасность и поддержку во время сессии. Инструкции для дышащего состоят в том, чтобы просто дышать глубже и чаще, оставаясь с закрытыми глазами. Это постепенно вводит в необычное состояние сознания, подобное яркому сновидению, и дышащий просто доверяет мудрости того, что появляется. Дышащие могут делать любые движения, принимать любые положения тела, издавать любые звуки, которые пожелают. Переживания поддерживаются музыкой, которая начинается с игры на барабанах или подобной «побуждающей» музыки, достигает эмоционального апогея, затем переходит в «сердечную» музыку и заканчивается созерцательной (медитативной). Каждая сессия длится три часа. Позже в тот же день, или на следующий, дышащий и ситтер меняются ролями. Сессии сопровождаются двумя дополнительными мероприятиями: самовыражением через создание художественного произведения [например, рисование мандалы] и обсуждением [шерингом] в малой группе. При этом фасилитаторы присутствуют все время для того, чтобы объяснить метод, создать безопасное пространство, поддерживать процесс и работать с людьми, если те испытывают какие-либо затруднения.

Включает ли холотропное дыхание употребление наркотиков?

Нет.

Гроф был одним из самых ранних и наиболее уважаемых исследователей в области клинического использования ЛСД. Будучи фрейдистским аналитиком и психиатром, он убедился, что ЛСД имел терапевтическую ценность как катализатор целительного потенциала бессознательного. Гроф проводил лечение с применением ЛСД в Психиатрическом научно-исследовательском институте в Праге с 1960 по 1967 год и продолжил эту работу в Университете Джона Хопкинса в Балтиморе. Он работал с психиатрическими пациентами, онкобольными и наркозависимыми, а также с художниками и учеными, которые интересовались более глубокими измерениями своего сознания.

В то время существовало множество способов работы с ЛСД, но метод Грофа был замечателен тем, что предполагал очень безопасную обстановку и обращенный вовнутрь фокус внимания. Гроф предлагал пациенту лежать с закрытыми глазами, слушая музыку, при постоянном присутствии двух клиницистов. Таким образом, фокус внимания был на внутреннем переживании, а не на диалоговом или психодинамическом опыте, и на эмпирическом [через прямое переживание], а не интеллектуальном, словесном или аналитическом доступе к бессознательному. Гроф пронаблюдал и отметил поразительный терапевтический эффект этого процесса для своих пациентов. Кроме того, он понял, что эти состояния сознания не были столь уж необычными, как казалось: в большинстве доиндустриальных культур существовали некие культурно одобряемые способы входа в эти состояния, к ним прибегали периодически, чтобы способствовать процессу исцеления или обретения мудрости, используя в качестве катализатора игру на барабанах, природные психоделики, медитацию или пост.

Клинические исследования ЛСД, которые проводил Гроф, были чрезвычайно многообещающими, но из-за уличного использования препарата и его продвижения менее здравомыслящими фигурами, такими как Тимоти Лири, неклиническое использование препарата было запрещено в США в 1967 году, а клиническая исследовательская работа завершилась в 1975-м. Поэтому Гроф обратил свое внимание на другие методы вызова необычных состояний сознания и остановился на использовании углубленного, ускоренного дыхания. Это основа холотропного дыхания (Holotropic Breathwork™). И хотя у холотропного дыхания есть некоторые общие черты с работой Грофа с ЛСД (обстановка и суть), в сессиях холотропного дыхания абсолютно не применяется никаких наркотических веществ. Подобно многими формами йоги, процесс управляется обычным дыханием в темпе, который контролирует клиент.

Является ли фасилитатор холотропного дыхания целителем?

Основополагающий принцип холотропного дыхания гласит, что исцеление приходит изнутри самого клиента. В холотропной модели это приводит к беспрецедентному уровню доверия. Считается, что фасилитаторы не являются ни целителями, ни даже терапевтами. Скорее они больше напоминают акушеров, так же поддерживая процесс, наделенный врожденной мудростью. Фасилитирование на семинаре по холотропному дыханию – это интенсивная практика «незнания». Я вспоминаю высказывание Грофа о том, что причина, по которой обучение фасилитатора занимает как минимум два года, заключается в том, что требуется, по меньшей мере, два года, чтобы понять, как мало вы знаете.

Гроф полагает, что психика обладает функцией внутреннего «радара», которая, когда предоставляется возможность, может выбрать наиболее подходящее переживание, необходимое нам в тот момент для нашего развития (Grof, S. 1992. The Holotropic Mind. New York: Harper Collins. p. 23.). Никто не может знать заранее, что это будет за переживание. Например, рассмотрим клиента, удерживаемого паттерном гнева на свою мать: какой рецепт для него был бы лучшим? Терапевт-биоэнергетик мог бы поощрить его выражать свой гнев. Буддистский учитель мог бы призвать его практиковать сострадание. Юнгианец мог бы призвать его к диалогу с образом своего гнева. Кундалини-йог мог бы поощрить его канализировать гнев в высшую форму. Но фасилитатор холотропного дыхания сказал бы просто: «Продолжайте дышать и наблюдайте за тем, что для вас появится». Конкретный ответ для конкретного клиента и времени.

Всегда соблазнительно думать, что мы «знаем, как лучше всего». Это особенно характерно для любого специалиста по профессиональной помощи. Но фасилитатор холотропного дыхания обучен незнанию. Конечно, у многих людей есть большой талант в выбранных ими методах работы, таких как кранио-сакральная терапия, рэйки, биоэнергетика, психодинамическая психотерапия или очищение ауры, но на холотропном воркшопе их никогда бы не применили к процессу клиента. «Исцелять кого-то» – это прекрасно, но в контексте воркшопа по холотропному дыханию это считалось бы злоупотреблением властью. Каждый участник должен покидать воркшоп, чувствуя себя компетентным, то есть обнаружив, что ответы есть у него самого внутри, а не что «так и так и это великий целитель». Фасилитатор холотропного дыхания, как предполагается, не совершает исцеление и не должен поддерживать идею о том, что он – целитель. Фасилитатор на воркшопе по холотропному дыханию присутствует для того, чтобы помогать, поддерживать и поощрять клиентов находить свой собственный путь.

Многие клиенты действительно приходят на воркшоп по холотропному дыханию, желая «быть вылеченными» или с бессознательной потребностью найти гуру. Это может стать ловушкой как для клиента, так и для фасилитатора. Но хороший фасилитатор будет сопротивляться такому проецированию и мягко поощрять клиента искать ответ внутри себя самого. Конечно, некоторые фасилитаторы действительно обладают сильным целительным присутствием или могут быть талантливы в вопросах «видения» или понимания. Но всем хорошим фасилитаторам холотропного дыхания следует держать это строго под контролем: практика фасилитирования состоит в незнании и предоставлении пространства участникам для того, чтобы они могли найти ответы самостоятельно.

Холотропное дыхание – это разновидность шаманизма?

Существует много отличительных черт, которыми холотропное дыхание (Holotropic Breathwork™) напоминает шаманизм. Как и в шаманизме, участники воркшопа по холотропному дыханию отправляются в путешествие в необычное состояние сознания, чтобы найти исцеление. Музыка звучит для того, чтобы поддерживать это путешествие. Но существует много различий между холотропным дыханием и шаманизмом.

Во-первых, в холотропном дыхании нет никакой дорожной карты путешествия: участников не просят представить вход в шаманский мир и не начинают холотропное путешествие с намерения работать над определенной проблемой или вопросом. Конечно, искать духа-проводника или тотемное животное на шаманском семинаре смысл есть, поскольку это отличительные черты шаманского мира, но проделывание этого на холотропной сессии ограничило бы процесс. На холотропной сессии целый мир возможного духовного опыта из любой традиции (и не из какой традиции) доступен каждому клиенту.

Одна из самых замечательных особенностей холотропного дыхания в том, что у людей может быть множество различных видов переживаний, которые они вольны интерпретировать по-разному, не ограничиваясь каким-то конкретным языком или мировоззрением. Я видел, как у христиан были буддистские переживания, а у и индуистов – христианские. Я видел, как у атеистов были шаманские переживания, а у практиков шаманизма – суфийские. Я даже помню католического священника, у которого было христианское переживание, вызвавшее у него удивление и восторг: он узнал, о чем на самом деле была его вера.

Я также видел у людей переживания, исходящие, кажется, из многих различных традиций одновременно, и видел, что у некоторых людей были переживания, не связанные ни с какой из ныне известных традиций. Таким образом, хотя у холотропного дыхания есть много черт, схожих с шаманизмом, оно намного больше и шире. В этом смысле оно является по-настоящему постмодернистской практикой (Boroson, M, (1998) ‘Radar to the Infinite: Holotropic Breathwork and the Integral Vision’ reprinted in K. Taylor (ed), Exploring Holotropic Breathwork: Selected Articles from a Decade of The Inner Door. Santa Cruz: Handford Mead, 2003).

Вызывает ли холотропное дыхание привыкание?

Я, конечно, видел, что некоторые люди кажутся «подсевшими» на холотропное дыхание. Но здесь следует быть поосторожнее в суждениях. Многие люди прибегают к холотропному дыханию как к последнему прибежищу или когда переживают психодуховный кризис. В этих случаях период интенсивной внутренней работы не только желателен, но и ценен для них. Они могут хотеть или даже нуждаться в том, чтобы полностью отдаться своему внутреннему процессу.
Для других людей воркшоп по холотропному дыханию может быть единственным местом, где они могут действительно быть собой и позволить себе дать выход очень сильным энергиям, с которыми борются.

В то же время есть и другие люди, такие как я, кто считает холотропное дыхание духовной практикой и старается выполнять ее, по крайней мере, пару раз год – столько, сколько кто-то проходил бы ретрит по медитации. И хотя я видел множество людей, которые какое-то время интенсивно практиковали холотропное дыхание, и нескольких людей, которые кажутся излишне привязанными к нему некоторое время, я никогда не видел «зависимых» от него.

Вероятно, не существует ни одной другой практики, которая в руках наркомана не может превратиться в зависимость. Холотропное дыхание определенно не подходит для людей, которые испытывают активную зависимость от чего-либо (будь то наркотики, алкоголь, еда или поведение), поскольку оно имеет свойство выносить на поверхность исключительно тот материал, который зависимый пытается с помощью зависимости подавить; усиленный таким образом конфликт может усилить зависимое поведение. Но как только зависимый переходит в стадию реабилитации, холотропное дыхание может быть целительным, помогая выздоравливающему зависимому работать с подавленным материалом и, возможно, способствуя обнаружению более глубоких паттернов, которые привели его к зависимости. (Grof, S. (1985) Beyond the Brain: Birth, Death and Transcendence in Psychotherapy, Albany: State University of New York. 267 – 268. См. также Sparks, T., The Wide Open Door, and Grof, C., The Thirst for Wholeness.)

Есть ли предписанный порядок переживаний?

Я видел, как многие новички в холотропном дыхании приходят на семинар с готовыми идеями о том, что они должны испытать или будут переживать. Как будто их терапевт заранее их проинструктировал. (Один участник даже прибыл с картой своего тела, сделанной его терапевтом, показав мне, где именно находился его «материал».) Но в холотропном дыхании нет никакого предписанного порядка переживаний и никакого способа предсказать то, что возникнет. Фасилитаторы неоднократно подчеркивают: отпустите ваши ожидания и приготовьтесь удивляться. Внутренний целитель сам выберет проблему, которую вы будете исследовать, исцеление, которое вы переживете, и урок, который вы извлечете.

Также существует общепринятое заблуждение о том, что клиенты сначала должны очистить личный травмирующий опыт, затем проработать травму рождения и затем, если им повезет, у них могут быть трансперсональные переживания. Это неверное, но объяснимое толкование работы Грофа, поскольку он действительно предлагал это в качестве общего порядка развертывания холотропного процесса. Однако для каждого случая отдельно и от сессии к сессии в основном этот порядок так не работает. Я видел, как у многих людей были очень сильные духовные переживания во время самой первой их сессии: этот опыт может служить для них стимулом продолжать или инструментами, необходимыми для продолжения, он также может быть глобальным представлением об их процессе. Я видел многих людей, чьи первые сессии были полностью трансперсональными, и это могло продолжаться в течение многих сессий, пока они не осознавали, что следующая ступень их роста лежит в сфере их личной жизни или личной истории.

Интересно, что многие сессии отражают множество уровней души одновременно –захватывающим, голографическим образом. И так же, как и в случае сновидений, каждая сессия может содержать прелюдию или намек на то, что придет. Я помню одного участника, истового вегетарианца, прошедшего холотропную сессию, в которой в его сознании всплыл образ биг мака, мельком, очень повеселив его. На его следующей сессии несколько дней спустя он получил полноценный трансперсональный опыт, в котором он переживал себя львом, с жадностью пожиравшим сырое мясо свежеубитого животного.

Я пришел к пониманию того, что холотропное дыхание просто поднимает непосредственно тот опыт, в котором мы нуждаемся прямо сейчас, в данный момент, на любом уровне сознания. «Терапевтический» это опыт или «духовный» – не столь важно, как и то, что это может быть что-то из прошлого. Буквально это или метафорично – тоже, кажется, не имеет большого значения. Что имеет наибольшее значение, так это просто получение именно этого опыта в этот день. Сессия дает вам отблеск архетипической структуры настоящего момента и весьма успешно переносит вас на следующую стадию вашего развития.

Нужна ли в холотропном дыхании работа с телом?

Фасилитаторы холотропного дыхания обучены помогать участникам воркшопов, применяя форму поддержки, которую иногда называют телесной работой (bodywork), но которую часто путают с чем-то другим. Все чаще и чаще, однако, ее называют «сфокусированной работой по высвобождению энергии», а не «телесной работой». Участники могут воспользоваться ею, попросив о помощи во время или в конце сессии. Такая работа обычно проводится по запросу дышащих, когда они ощущают себя застрявшими, незаземленными или чувствуют, что их сессия не завершена.

Большинство участников завершает свои сессии, не нуждаясь в подобной работе. Но если она кому-то действительно понадобится, фасилитатор откликнется на просьбу и творчески и с сопереживанием окажет клиенту необходимую помощь. Как правило, это означает просто мягко положить руку на плечо, чтобы поддержать дышащего. Иногда фасилитатор предлагает клиенту усилить то, что уже происходит. В этом случае можно усилить движение или каким-либо способом выразить переживание. Можно просто поощрять клиента издавать звук или исследовать образ, который он уже переживает. Чтобы усилить чувство, клиенту также может быть нужно физически сопротивляться какому-то особому движению. Но это сопротивление не предполагает делание чего-то клиенту и никогда не предназначено для того, чтобы побороть клиента. Это просто встреча клиента там, где он находится, и поощрение его пойти немного дальше, если он того желает.

К сожалению, я видел, как некоторые терапевты, не проходившие обучение у Грофа, делали такие интервенции при работе с необычными состояниями сознания, которые ужаснули меня, так что позвольте мне быть предельно ясным: фасилитатор холотропного дыхания никогда не стал бы физически вмешиваться в сессию без разрешения клиента — если только не было угрозы, что клиент навредит себе или кому-то еще.

Возможны ли внетелесные переживания во время холотропного дыхания?

Конечно, во время сессии холотропного дыхания могут быть внетелесные переживания. Хотя большинство сессий переживаются исключительно телесно. Фактически, это один из самых ценных аспектов холотропного дыхания. Поскольку дышащий ложится на матрас и рядом с ним находится ситтер, чтобы обеспечивать его безопасность, дышащий может позволить себе телесно делать все, что ему нужно. Здесь действует совершенно иное правило, чем, например, на ретрите по медитации, где для практики может быть предписана специальная поза.

На семинаре по холотропному дыханию физически вы можете проявлять себя любым вообразимым способом. Точнее, вы можете позволить своему бессознательному проявляться физически так, как оно пожелает. Таким образом участники могут в полной мере воплотить свои духовные переживания. Я не встречал практики, которая соединяла бы трансцендентное с имманентным (внешнее с внутренним) или духовное с физическим столь же эффективно.

Покидает ли участник воркшоп по холотропному дыханию, будучи «незаземленным»?

После любого драматического опыта есть риск остаться «незаземленным». Возвращаясь из ашрама или с ретрита по медитации, или даже с терапевтической сессии или сеанса массажа, люди могут это чувствовать. Глубокие переживания часто выбивают из колеи, и чтобы интегрировать их в повседневную жизнь, может потребоваться время. Именно поэтому сессии холотропного дыхания обычно проводятся как ретриты с ночевкой или длятся как минимум целый день. Выездные воркшопы способствуют более глубокому погружению участников в свои переживания и дают им больше времени для завершения опыта. Хорошие фасилитаторы убеждаются в том, что прежде чем покинуть воркшоп, участники достаточно заземлились. И готовы помочь им после воркшопа, если возникнет такая необходимость. Фасилитаторы холотропного дыхания часто могут отправлять участников на терапию для дальнейшей длительной поддержки и интеграции переживаний (а многие терапевты отправляют своих клиентов на холотропное дыхание, чтобы дополнить свою терапию).

В некотором смысле, холотропное дыхание на самом деле предлагает превосходную форму заземления. Фасилитаторы остаются с клиентом до тех пор, пока тот не достигает приемлемого уровня завершения сессии. Большинство людей завершает свою сессию в течение 2-3 часов, но фасилитаторы понимают, что эту точку нельзя выбрать произвольно и навязать: каждая сессия имеет свою внутреннюю логику. (В редких случаях я видел, как некоторые фасилитаторы, включая Стэна Грофа, остаются с кем-то всю ночь.)

Важно и то, что нет никакого «метода» завершения. При необходимости фасилитаторы работают с каждым клиентом, чтобы обеспечить полноценное завершение. До того, как я попробовал холотропное дыхание, у меня было много глубоких переживаний в работе с терапевтами, которые этого не понимали. Они завершали мои сессии, когда считали нужным или в заранее оговоренное нами время, используя управляемую визуализацию, ритуал завершения или же просто указывая на время и мягко подталкивая меня к тому, чтобы я встал. Пока мы смотрим на завершение с позиции расписания, этот процесс не имеет абсолютно ничего общего с потребностями клиента и является потенциально разрушительным для врожденной мудрости психики клиента. Зачем приглашать клиента в процесс, который начинается в духе доверия, чтобы потом произвольно его ограничить?

Это не просто вопрос времени. Фасилитатор холотропного дыхания поощряет каждого участника найти уникальный символ (проявление, реализацию, образ или потребность), который завершит его путешествие и поможет ему почувствовать себя готовым к возвращению. Только столкнувшись с холотропным дыханием, которое должным образом фасилитируется, я смог найти подлинное завершение в определенных вопросах – я отыскал уникальный ответ, подходящий для решения моего собственного, особого психологического затруднения. Мне больше не пришлось «вытаскивать себя обратно» к обычной жизни, чтобы удовлетворить требования других людей, вместо этого я узнал, как найти свой собственный путь назад и ощущал, что он настоящий.

Иногда, конечно, путешествие не может завершиться за одну сессию (некоторые путешествия длятся всю жизнь), но можно полноценно завершить, по крайней мере, конкретный его этап. А вот преждевременно окончить сессию – этот как попросить Ясона вернуться домой без золотого руна, потому что его ужин стынет. Позволять людям находить свой собственный путь назад – значит оказывать им большую поддержку, быть по отношению к ним этичнее, лучше отвечать на их потребности и, в конце концов, работать намного более эффективно.

Вызывает ли холотропное дыхание «измененное состояние сознания»?

Термин «измененные состояния» широко использовался в первые годы трансперсонального движения, но из-за соотнесенности с ненормальностью или патологией его стали употреблять все меньше и меньше. Термин «необычные состояния сознания» предпочтительнее, поскольку не содержит положительного или отрицательного суждения об этих состояниях.

Гроф склонен называть эти состояния сознания просто «холотропными», что означает «движущие по направлению к целостности». Другими словами, холотропное дыхание просто открывает нас для состояния сознания, которые помогают нам двигаться по направлению к целостности.

В последние годы я слышал, как некоторые люди используют термин «необыкновенные состояния сознания», который предполагает красоту и возможность таких состояний. Однако лично я пришел к убеждению, что такие состояния сознания – как и сновидения – присутствуют всегда; они необыкновенны, только если мы их еще не осознаем.
Я считаю, что символический мир на самом деле существует все время, просто мы слишком «проснулись», чтобы замечать это. Мое нынешнее понимание холотропного дыхания таково, что оно просто погружает нас в более глубокие измерения настоящего момента, показывая прямо сейчас немного больше красочного спектра, который и есть реальность.

Холотропное дыхание – жестокий метод?

За многие годы работы терапевтом и фасилитатором холотропного дыхания, а также из своего собственного путешествия я узнал, что в каждом из нас есть жестокие чувства, желания и реакции. Вопрос в том, насколько мы с ними знакомы и можем ли мы умело с ними обращаться, а не удивляться им, проецировать их на других или бесконтрольно проявлять их во внешнем мире.

Конечно, холотропное дыхание дает людям беспрецедентную возможность работать со своим собственным гневом и яростью. При этом клиенты чувствуют себя уверенно в том, что они никого не ранят, включая самих себя. Им можно шуметь столько и так сильно, как им хочется. То есть они действительно свободны в выражении своей ярости.

Любой человек, случайно оказавшийся на воркшопе [«залетных», «случайно зашедших» людей на воркшопах не бывает и быть не может. – Прим. «МХД»], не понимая происходящего, мог бы предположить, что идет жесткая работа с применением силы. Но я считаю, что все происходящее – лишь драматическое проигрывание содержимого человеческой психики, которая, конечно, включает и сильные отрицательные чувства. То, что люди могут испытывать бурные чувства во время холотропной сессии, не означает, что это жестокий метод. Большинство людей, которые ходят на воркшопы по холотропному дыханию, по моему мнению, решились встретиться с правдой о себе, включая собственную Тень, и поэтому они способны быть более мирными в будничной жизни.

Конечно, взаимодействовать с гневом людям может быть сложно. Многие, годами пребывая в депрессии или будучи отделенными от собственного гнева, обнаруживают в себе столько ярости, что им необходимо осваивать техники управления гневом или заниматься спортом просто для того, чтобы перерабатывать или регулировать эти вспышки чувств. Но несмотря на то, что такой прилив гнева может оказаться непростой задачей в краткосрочной перспективе, в контексте исцеления он знаменует прогресс.

Фасилитатор холотропного дыхания никогда не стал бы «программировать» клиента на выражение гневных чувств. Выражение злости и ярости – лишь один из многих возможных опытов, которые можно прожить в сессии. На самом деле, многие сессии холотропного дыхания – мирные, радостные или игривые. Поработав фасилитатором примерно в 10 тысячах сессий холотропного дыхания, я, конечно, видел много гнева, но еще больше я видел печали, горя, уязвимости, мягкости, мудрости и удивления.

Перепроживание травмы – это все, что дает холотропное дыхание?

Одно из наиболее распространенных заблуждений о холотропном дыхании, особенно в Ирландии, состоит в том, что оно дает только исцеление от травмирующего опыта. Это может быть связано с тем, что большая часть сессий холотропного дыхания в Ирландии пришлась 90-е годы. (А в 80-х некоторые терапевты, которые не обучались у Грофа, предлагали свою собственную версию холотропного дыхания.) Это было время больших перемен в Ирландии. О реальности физического и сексуального насилия со стороны родителей, учителей и духовенства только начали говорить открыто. Терапевты помогали клиентам разобраться с такими травмами, в то время как культура не способствовала раскрытию правды о них. И часто люди, которые приходили на воркшопы по холотропному дыханию, были в состоянии сильной депрессии, чувствовали себя «застрявшими» или излишне эмоциональными. Степень травмированности большинства из них была очень высокой. Их направляли на холотропное дыхание психотерапевты – из-за отсутствия прогресса в терапии или из-за того, что они не могли справиться с интенсивностью процессов этих клиентов. Все это исказило в Ирландии представления о холотропном дыхании.

Холотропное дыхание практикуют и те, кто находится в процессе исцеления от травмы, и те, у кого нет травмы, о которой они что-либо знают. Еще я знаю учителя дзэн, который отправляет людей на холотропное дыхание, когда их медитационная практика застревает. Лично я считаю холотропное дыхание очень эффективным методом в связке с другими видами личностного развития. Его используют в контексте развития лидерских качеств, межрелигиозного диалога и гендерного примирения. Суть в том, что холотропное дыхание – это современный способ исследовать самые глубокие аспекты своей личности: иногда вместе с исцелением от травм прошлого, а иногда с обнаружением чего-то помимо этих травм. Но при этом процесс дыхания – всегда о соприкосновении с тем, что реально происходит в вашей жизни прямо сейчас.

Да, холотропное дыхание действительно предлагает людям возможность воскресить память и дает уникальную возможность для катарсиса. И часто история травмы или появление симптомов травмы приводят человека на путь самопознания. Однако в холотропном дыхании речь идет далеко не только о травме. И при этом фасилитатор холотропного дыхания не стал бы поощрять клиента «верить», что всплывшее воспоминание является фактом, – по двум причинам. Во-первых, интерпретация собственного опыта – всегда личное дело клиента. Во-вторых, переживания в сессиях холотропного дыхания, подобно сновидениям, обычно содержат смесь биографических и символических элементов, разделить которые может быть очень трудно. Это не означает, что всплывшей травмы в действительности не было, просто в задачи фасилитатора холотропного дыхания не входит «установка» программы переживаний или их интерпретация, а целью семинара никогда не является только «исцеление от травмы».

Определение травмы не столь просто и однозначно, как нам кажется, и оно может меняться в зависимости от культуры и эпохи. Некоторые задаются вопросом, может ли холотропное дыхание ретравмировать (нанести повторную травму); многие задаются вопросом, травмирует ли повторно какая-либо техника, в которой пересматривается травмирующий опыт. По мнению Грофа, однако, травма проявляется в холотропной сессии только в том случае, если это необходимо для исцеления. Фасилитаторы холотропного дыхания никогда не стали бы настаивать на работе с травмой, равно как и определять то, сколько времени человеку нужно для работы со своим травмирующим опытом.

Для тех, кто работает со своей травмой (в любой модальности), вполне возможно на какое-то время застрять в этом процессе. В самом деле, кажется, что для некоторых людей это один из способов продвижения: они застревают в том или ином понимании, пока эта точка зрения не надоест им настолько, что ворвется новое понимание. Однако в тот период, когда они чувствуют, что застряли, им вполне может казаться, будто они попали в ловушку.
Но важно помнить, что холотропное дыхание, поскольку оно не об исцелении от травмы, всегда предлагает участникам новый выход из старых проблем. Основное предписание в холотропном дыхании – не «идти в травмирующий опыт», а «продолжать дышать, пока вы не удивитесь тому, что возникнет». Другими словами: «не зацикливаться на своих ожиданиях».

Откровенно говоря, я скорее сталкивался со случаями ретравматизации со стороны врачей и гуру, которые навязывали свои собственные предположения о «распахнутой» перед ними психике клиентов: интерпретировали симптомы согласно конкретной модели, советовали им выполнять специальную работу, управляли их жизненным выбором и т.д. Холотропное дыхание – просто поле любящего присутствия, в котором все, что должно проявиться, может это сделать.

Во многих странах к холотропному дыханию на самом деле относятся скорее как к духовной практике, чем как к терапевтическому процессу; воркшопы привлекают людей, которые прежде всего стремятся повысить свою осознанность. Но независимо от того, является ли польза от холотропного дыхания духовной или терапевтической (и я не совсем уверен, что есть разница), главное, что происходит в сессии холотропного дыхания, заключается в элементарном: вы получаете следующую часть всей картины (Boroson, M, (1998) ‘Radar to the Infinite: Holotropic Breathwork and the Integral Vision’ reprinted in K. Taylor (ed), Exploring Holotropic Breathwork: Selected Articles from a Decade of The Inner Door. Santa Cruz: Handford Mead, 2003).

Не погружает ли холотропное дыхание СЛИШКОМ глубоко?

Во-первых, то, что холотропное дыхание позволяет людям переживать глубокий опыт и в определенной степени активизирует эти переживания, – очевидно. Но важно помнить: клиент всегда контролирует механизм, регулирующий глубину процесса – дыхание. Никого не принуждают идти глубже, чем он хочет.

Так же, как в остеопатии, гомеопатии и в какой-то мере в юнгианском анализе, в холотропном дыхании предполагается, что симптомы станут более яркими — или усилятся — это способ разрядки, его называют «исцеляющим кризисом». Такая модель коренным образом отличается от медицинской, где устранение симптомов — иногда даже без выявления причины их возникновения — часто является стандартной практикой.

Гроф полагает, что симптом похож на интерференционный узор — он представляет «край» другой реальности или гештальта, который пытается проявиться (Grof, S. , 1992. The Holotropic Mind. New York:Harper Collins. - 206). И проблема заключается в том, что та другая реальность не очень согласуется с этой. Например, приступ паники мог бы служить попыткой психики исцелить полученную ранее травму; у него определенно есть много признаков процесса рождения (клаустрофобия, сжатие, страх, учащение сердцебиения и т.д.). Поэтому проблемой является не сама паническая атака, а контекст, в котором она происходит. Если это случается, когда вы ведете автомобиль или сидите за своим рабочим столом в офисе, то будет считаться патологическим. Но если то же происходит в безопасном и поддерживающем пространстве, где приступ паники можно прожить полностью – и лежащий в основе гештальт может быть разрешен, это станет исцелением. Неудивительно, что в мире, где господствующая модель исцеления поощряет подавление симптомов, любая техника, которая поощряет усиление симптомов, будет считаться сомнительной.

Я, конечно, видел, как люди оказываются на некоторой «напряженной территории» в сессиях холотропного дыхания, но с тем же успехом они могли бы попасть в еще более сложные ситуации в обычной жизни, вырвись те энергии наружу. Во время интенсивных жизненных перемен у человека могут появляться перепады настроения, активные сновидения и глубокая тревога.

Многие приезжают на семинары холотропного дыхания во время подобных трансформаций, из-за чего случайному наблюдателю могло бы показаться, что холотропное дыхание и вызывает такие расстройства, а не служит методом их переработки. Многие прибегают к холотропному дыханию, как к последнему прибежищу. Я работал с большим количеством клиентов, которые восстанавливались после жестокого обращения психиатров, шаманов- или йогов-манипуляторов, и которые обрели безопасное, безоценочное пространство на воркшопе по холотропному дыханию.

Я также работал со многими людьми, проходившими реабилитацию после злоупотребления психоделическими веществами, которые могут вызывать очень сложные и напряженные психологические состояния. Неудивительно, что холотропное дыхание привлекает таких людей безопасностью, глубиной и уважением к участникам. Однако было бы ошибкой считать, что холотропное дыхание вызывает трудные переживания у людей, которые иначе бы с ними не столкнулись. Мой главный опыт свидетельствует о том, что на сессиях холотропного дыхания люди находят возможности для разрешения таких своих вопросов, которые они просто не смогли бы разрешить где-либо еще.

Я не отрицаю, что холотропное дыхание – глубокий и порой эмоциональный процесс. Но глубокие переживания отнюдь не всегда болезненны или мрачны (хотя именно о таких говорят чаще). Я видел, как многие люди на воркшопах по холотропному дыханию высвобождают свою способность смеяться от души, учатся кричать из глубины души, двигать частями тела, которые годами были «заморожены», впервые испытывают экстатические состояния, а также обретают такую тишину и покой, к которым и близко не подходили в своей обычной жизни.

Заключение

Наконец, одно из самых распространенных, на мой взгляд, заблуждений о холотропном дыхании – то, что в первую очередь его позиционируют как безопасный способ переживания необычных состояний сознания. Для некоторых людей это весьма заманчивое предложение, но оно упускает из виду многие другие причины, по которым стоит принимать участие в воркшопе по ХД. И оно не раскрывает подробно то, что в результате для большинства людей составляет основную пользу от воркшопа.
На воркшопах по холотропному дыханию люди часто впервые в жизни переживают опыт пребывания в полнейшей безопасности и испытывают состояние глубочайшего доверия. Они учатся брать тайм-аут у повседневности – для своих более глубоких потребностей и мечтаний. Они учатся быть свидетелями своих собственных страданий и страданий других людей. Они учатся поддерживать друг друга все то время, пока разворачивается драматический процесс. Они узнают, что огромные духовные сокровища Вселенной живут внутри каждого из нас. Они учатся доверять своему «внутреннему целителю». Они узнают, что проживание собственной правды – самый быстрый путь к целостности. Они учатся быть сострадательными по отношению к себе и другим. Они учатся ценить свою уникальность и уважать особенности других людей. Они узнают, что это нормально – чувствовать себя маленьким и уязвимым, равно как и ощущать себя большим и сильным. Они учатся сопереживать всему в сотворенной вселенной, воспринимая все как часть себя. Они узнают, что они также являются частью всего. Они учатся доверять глубокой мудрости своей собственной психики и оставаться открытыми к ее постоянно развивающейся истории.

Подписка на новости