Первая перинатальная матрица I - Изначальное единство с матерью (внутриутробное переживание до начала родов) (Амниотическая Вселенная)

Эта матрица относится к первоначальному состоянию внутриутробного существования, во вре-мя которого ребенок и мать составляют симбиотический союз. Если нет какого-либо вредного воздействия, условия для ребенка оптимальны, учитывая безопасность, защиту, подходящее окружение и удовлетворение всех потребностей. Это, конечно, не всегда так. Существует ши-рокий спектр — от беременности, в которой эти оптимальные условия нарушаются лишь из-редка и на короткое время (например, несерьезные заболевания, нарушения в питании, слу-чайный прием алкоголя или редкое курение, временное пребывание в очень шумной ат-мосфере, гинекологическое обследование, сексуальные отношения в последние месяцы бе-ременности), до беременности, когда нормальных условий почти нет (например, в случаях серьезных инфекций, эндокринных и метаболических нарушений у матери, острых токсикозов, хронических тревог, напряжения и эмоционального стресса; при работе в неблагоприятных ус-ловиях с чрезмерным шумом и вибрациями; в случаях приема наркотиков и хронического пь-янства, повторяющегося жестокого обращения с матерью, попыток искусственного аборта).

Ненарушенные внутриутробные переживания лишь в редких случаях описываются индивида-ми на ранних сеансах, но часты и на более поздних сеансах. Некоторые сообщают о весьма сложных реалистических воспоминаниях начальной эмбриональной стадии. Они ощущают себя очень маленькими, с типичными диспропорциями головы и тела, могут чувствовать околоп-лодную жидкость, а иногда даже пуповину. Эти переживания ассоциируются с блаженным, не-дифференцированным океаническим состоянием сознания. Часто конкретные биологические элементы опускаются, и активизация этой матрицы проявляется в переживании космического единства.

Его основными характеристиками являются выход за пределы дихотомии субъекта и объекта, чрезвычайно сильная положительность (мир, спокойствие, радость, безмятежность и блаженс-тво), особое чувство сокровенности, трансцендирование времени и пространства, переживание чистого бытия и богатство проникновения в космическую релевантность (уместность всего в космосе). Часто испытуемые говорят о вневременности настоящего момента и утверждают, что они прикасаются к бесконечности. Они указывают на невыразимость и подчеркивают оши-бочность лингвистических символов и структуры нашего языка в передаче природы этого со-бытия и его значения. Описание космического единства обычно полно парадоксов, наруша-ющих основные законы и само существо аристотелевой логики. Человек может, например, го-ворить об этом опыте как о лишенном содержания и, тем не менее, содержащем все. Все, что он может каким бы то ни было образом постичь, оказывается уже включенным в него. Он ссы-лается на полную утрату своего Эго и в то же время утверждает, что его сознание расширилось и объемлет всю Вселенную. Он испытывает благоговение и смирение, свою незначительность и в то же время переживает себя наделенным космическими размерами и испытывает чувство огромного расширения достигающего иногда чувства отождествленности с Богом. Он может воспринимать себя и остальной мир как существующий и несуществующий в одно и то же вре-мя, формы материальных объектов как пустые, а пустоту как обладающую формой. Человек в этом состоянии чувствует, что получил доступ к прямому знанию через озарение и мудрость от-носительно вещей фундаментального и универсального значения. Обычно речь не идет о кон-кретной информации, о специальных технических деталях, которые могли бы быть использо-ваны прагматически. Скорее это сложный инсайт откровения в сущность бытия и экзистенции (Некоторые искушенные люди обращались в этом контексте к Упанишадам и знаменитой ци-тате: Познание Того, знание которого дает познание всего.). Этот инсайт обычно сопровождает-ся чувством уверенности, что такое знание безусловно более реально и значимо, чем наши кон-цепции и восприятия относительно мира, которые мы разделяем в обычном состоянии созна-ния.

Переживание свободного от напряжения, разлитого экстаза можно понять на примере чувства космического единства, называемого океаническим экстазом (по контрасту с вулканическим эк-стазом, который описывается ниже в связи с БПМ-III). У человека с закрытыми глазами оно про-исходит как независимое сложное переживание. С открытыми глазами тот же самый индивид переживает чувство слияния с окружением и единства с воспринимаемыми объектами. Мир представляется как место невыразимого сияния и красоты. Элемент размышления и пот-ребность в рациональном анализе значительно снижаются, и Вселенная становится тайной, ко-торую следует пережить, а не загадкой, которую нужно разгадать. В этом состоянии человеку трудно видеть какие-либо негативные аспекты в мире и в самой структуре мироздания. Все оказывается совершенным, все есть так, как оно должно быть (Эта позиция в отношении Все-ленной не ведет в результате к бездеятельности и пассивному принятию status quo. Она срав-нима с творческим стилем жизни, стремлением к самоактуализации и различным реформатор-ским тенденциям. Это можно проиллюстрировать цитатой из лекции Баба Рам Даса: Мир есть абсолютное совершенство, включая неудовлетворение им и ваши усилия изменить его.). В этот момент мир представляется благоприятным местом, где с полным доверием и чувством со-вершенной безопасности можно принять пассивно-зависимую позицию, подобную положению ребенка. Для человека в этом состоянии ума зло кажется не имеющим значения, неважным, эфемерным или несущественным. Как мы увидим позже, это селективное восприятие Вселен-ной находится в грубом контрасте с тем, которое типично для человека, переживающего эле-менты БПМ-II.

Чувство космического единства, описываемое испытуемыми, оказывается если не полностью идентичным, то весьма похожим на трансцендентальные переживания, описываемые катего-риями мистики Уолтера Панке, или на те, для которых Абрахам Мэслоу предложил термин пи-ковые переживания. На психоделических сеансах эти феномены действуют в качестве важного входа в разнообразие трансперсональных переживаний, что будет подробно обсуждаться в следующей главе. При переживании паттерна опыта космического единства трансцендирова-ние времени и пространства может принять довольно конкретную форму, что можно проил-люстрировать рядом специфических образов. Человек может переживать последовательность видений, позволяющих интерпретировать опыт в терминах регрессии в историческом вре-мени. Это включает разнообразие эмбриональных ощущений, память предков, элементы кол-лективного бессознательного и эволюционный опыт, сопровождаемый филогенетическими обратными кадрами и дарвинским прозрением. Соответствующий выход за пределы обычно-го пространственного ограничения можно проиллюстрировать на примерах идентификации с другими лицами и группами лиц, с животными, растениями и даже неорганическим вещес-твом. Важной вариацией этого переживания является субъективное отождествление с фи-зической Вселенной, как мы ее знаем, с ее галактиками, солнечными системами и мириадами отдельных звезд. Видения различных божеств и архетипы Юнга — еще одна характерная пос-ледовательность в переживании космического единства.

Нарушения внутриутробной жизни, оказывается, имеют специфическую феноменологию в се-ансах. Как и в случае ненарушенной внутриутробной жизни, люди обычно приводят весьма ре-алистические описания своего существования в качестве плода. Они могут испытывать чувства, аналогичные опыту эмбриона в матке, иметь специфические ощущения эмбриона и пережи-вать различные степени и формы внутриутробного страдания. Иногда, благодаря свидетель-ствам старших, можно идентифицировать виды вмешательства, такие, как соперничество с близнецом, физическая болезнь матери, ее эмоциональное потрясение в виде сильнейшей тревоги или агрессии, попытка аборта и другие различные вредные воздействия. Эти эпизоды страдания обычно перемежаются с положительными переживаниями, описанными ранее.
Помимо таких реалистических переживаний, есть и другие проявления внутриутробного дис-комфорта. Видение звездного неба может неожиданно затянуться безобразной пленкой. Эти явные визуальные нарушения, подобные искажениям на телевизионном экране, сопровожда-ются различными неприятными соматическими симптомами. Наиболее частые из них — фи-зические признаки, напоминающие приступы гриппа, такие, как чувства слабости, головной бо-ли, озноба, дрожи и локальные подергивания малых мышц. Столь же часто появляются сим-птомы пищевого отравления типа похмелья — тошнота, отвращение, диспепсия, усиление пе-ристальтики и газы в кишечнике. Типичные явления, сопутствующие этим эпизодам, включают специфический неприятный вкус во рту, который обычно описывается как наделенный опре-деленным биологическим качеством (старый бульон, разлагающаяся кровь, аммоний) совмес-тно с неорганической примесью (металлический привкус, йодистый, железный или просто ядо-витый).

Эти соматические симптомы диаметрально противоположны симптомам, которые сопровож-дают переживание родов. Обычно отсутствуют объективные признаки удушья и драматичес-кие поведенческие проявления вроде причудливых поз, скручивающих движений, сильной тряски или спазматических сокращений больших групп мышц. Человек не испытывает внешне-го сдавливания и сжатия головы и тела. Все симптомы тоньше и переживаются в ясном созна-нии, тогда как во время сеансов, когда оживляется переживание рождения, испытуемый пог-лощен борьбой жизни и смерти.
Есть некоторые свидетельства, что видения различных демонов и ужасных божеств, которые проявляются во время этих сеансов и, как представляется, отделяют испытуемого от полного блаженства Вселенной, тесно связаны с нарушениями во время беременности и кризисами развития эмбриона. Подобно божествам, имеющим отношение к положительным внутриут-робным переживаниям, они могут принимать форму демонов, известных в различных культу-рах, или могут быть идентифицированы как архетипы. Помимо столкновений с демонами и эпизодов физического страдания, некоторые индивиды переживают также различные эпи-зоды, которые обозначают как воспоминание прошлых воплощений. Характер этих пережи-ваний можно проиллюстрировать продвинутым сеансом психолитической серии профессиона-ла, принимавшего участие в программе обучения.

Во время сеанса, в котором он попеременно переживал эпизоды хорошей и плохой матки, он понял, что обнаружил путь к пониманию демонов различных культур, в особенности Индии и Тибета. Он вдруг увидел поразительную связь между состоянием ума Будды, сидящего в глу-бокой медитации, и состоянием эмбриона в хорошей матке. Демоны, окружающие исполнен-ную глубокого покоя фигуру Будды на многих индийских и тибетских религиозных изображени-ях представляли, как ему казалось, различные формы нарушений внутриутробного существо-вания. Испытуемый мог различать среди них кровавых, открыто агрессивных и свирепых, сим-волизирующих опасности физического рождения. Другие, коварные и скрытые, представляли собой вредные влияния внутриутробной жизни. На другом уровне он одновременно пережи-вал эпизоды, которые представлялись воспоминаниями прошлых воплощений. Казалось, что элементы дурной кармы входили в его теперешнюю жизнь в форме нарушений его эмбри-онального существования и как негативные переживания младенчества и детства. Он видел опыт плохой матки и плохой груди как точки трансформации между областью кармического за-кона и феноменальным миром, управляемым естественными законами, как мы их знаем.

Люди, переживавшие во время сеансов эпизоды внутриутробных страданий, часто описывали перцептуальные и концептуальные искажения, которые удивительно напоминали мир шизоф-реника. Те же из них, у кого были родственники или знакомые, действительно больные шизоф-ренией или страдающие параноидальными растройствами, могли в такие моменты почувство-вать свою полную идентичность с этими личностями и прийти к более глубокому психологичес-кому пониманию их проблем. Многочисленные психиатры и психологи, принимающие участие в обучении рассказывают, что они вспоминают и буквально визуализируют своих психически больных, способны настроиться на их мир и понять их. Результаты наблюдений на таких сеан-сах дают возможность предположить, что ненарушенные внутриутробные переживания тесно связаны с религиозными и мистическими переживаниями. И наоборот, субъективные сос-тавляющие нарушений внутриутробной жизни могут оказаться источником шизофренических переживаний и параноидальных состояний. Близость этих состояний и простой переход от од-ного из них к другому могли бы объяснить опасную временами грань между шизофренией и духовным просветлением, а также спонтанные случаи религиозного и мистического опыта у некоторых острых психотиков.

Что касается механизмов памяти, положительные аспекты БПМ-I представляют собой основу для записи всех более поздних жизненных ситуаций, в которых индивид раскрепощен, отно-сительно свободен от нужд и не затронут какими-либо болезненными и неприятными воздей-ствиями. Оживление воспоминаний, отмеченных чувством удовлетворения, безопасности и другими сильными положительными эмоциями, происходит в сеансах в тесной связи с экста-тическими чувствами БПМ-I — либо одновременно, либо перемежаясь с ними. Положительная СКО, связанная с этой матрицей, включает в себя счастливые периоды младенчества и детства — такие, как удовлетворение основных потребностей, беззаботные и радостные игры с ровес-никами или гармоничные эпизоды жизни в семье. Воспоминания более поздних периодов жизни, возникающих в этом контексте, включают особенно приятные любовные отношения с эмоциональным и сексуальным удовлетворением. Столь же важными являются воспомина-ния о встрече с естественной красотой: рассветами и закатами, спокойной гладью моря или озе-ра, многоцветной флорой и фауной, коралловыми рифами и другими сферами подводного ми-ра, голубым или усыпанным звездами небом, с тропическими островами, буйной сочной расти-тельностью джунглей, высокими горами, романтическими реками, лесными ландшафтами и с освещенными сталагмитовыми пещерами. Созданные человеком творения высочайшей эсте-тической ценности также играют важную роль в этом контексте. Образы, связанные с произве-дениями искусства — картинами, скульптурами, археологическими памятниками, ювелирны-ми изделиями, бриллиантами, а также с видениями храмов, дворцов и замков регулярно воз-никают в тесной взаимосвязи с экстатическими чувствами этой перинатальной матрицы. Осо-бенно значительными оказываются ассоциации с определенной музыкой и танцами. Это же верно и в отношении плавания и купания в горных потоках, водопадах, больших чистых реках и озерах или в океане.

Ассоциации с отрицательными аспектами БПМ-I это негативное зеркальное отражение выше-описанной ситуации. Воспоминания, принадлежащие к этой категории, включают в себя ненор-мальные отношения в семье испытуемого, детские дисфункции и болезни; переполненные промышленными предприятиями города и другие неприглядные сцены; загрязнение воздуха, озер и рек; безвкусные и извращенные образцы искусства.

Что касается фрейдовских эрогенных зон для положительных аспектов БПМ-I, то я, с одной сто-роны, нахожу соответствие в биологическом и психологическом состоянии, при котором ни в одной из них нет напряжения, а все частичные стремления удовлетворены. С другой — повер-хностное и частичное удовлетворение потребностей, ощущаемое в этих зонах (насыщение го-лода, ослабление напряжения уринацией, дефекацией, сексуальным оргазмом или родами), может приближать к свободному от напряжения экстатическому переживанию, описанному выше.